Академия исполнительского искусства (Братислава, Словакия)The Academy of Performing Arts в Братиславе (Bratislava, Slovakia)На мелководье (10’)2021СловакияРежиссер: Марек МушкаПортрет социального пласта – заключенные не акцентированы и скрыты художественным эффектом. Вопросы от автора: считаешь ли дни до окончания срока, ощущаешь ли здесь своё исправление. Жутковато из-за стиля и промерзшего зимнего пейзажа. Бьющиеся выловленные карпы – аллегория персонажам.In Shallow Water (10’)2021SlovakiaDirector: Marek Moučka,A portrait of a social stratum - the prisoners are not in focus. They are hidden by an artistic effect. The author raises questions: do you count the days until the end of your prison term, do you feel that you are improving here? The scenes are creepy because of the film style and the frozen winter landscape. The carps caught up and agonizing are an allegory to the characters.Рецензия от участника Лаборатории текстов о кино«На мелководье»: производственное ретроПросмотр этого фильма равносилен перелистыванию альбома: с методичностью фотографа камера фокусируется на барашках пены, на письме и сигарете в руке, на раскидистых силуэтах деревьев в белом тумане. Когда же на экране появляются набитый рыбой кузовок, рыбацкие сети на темном, пропитанном влагой песке, съемка и вовсе останавливается.Да, фильм прилежно выдержан в неоретростилистике, долгих экспозициях и ч/б. Только ни одного лица в этом альбоме мы не увидим: все они скрыты «помехами». Заключенные, коим посвящена картина, полностью обезличены, мы не только не знаем, как и почему они попали на каторгу, но и не знаем даже, как они выглядят. Тем не менее они есть и при своей обезличенности гораздо более живые, чем были бы без нее. На пирсе, на фоне леса, у дороги — улыбаясь, загадочно глядя вдаль, позируя, но при этом не появляясь в кадре полноценно.Иллюзий насчет самоощущения арестантов не питают ни автор фильма, ни сами герои. Картина задает вопросы — такие простые, незатейливые, безо всякой задней мысли и даже без эффекта интервью. Это вопросы о зримом окончании срока, об исправлении, о приоритетах в жизни. И заключенные простодушно отвечают: приоритеты их — семья, любовь. Ответа не находится лишь на один вопрос: «Что такое свобода?»Рыбины, бьющиеся о стены кузовка, друг об друга. Рыба, бьющаяся о землю — ее лицо тоже скрыто. Части тщательно отлаженного механизма, они за свою недолгую жизнь уже поняли все про дисциплину, про свое место в круговороте жизни (пищевом в том числе). И практически ничего про свободу. И в этом их трагическое сходство с рыбаками.Остросоциальный документальный сюжет — один день из жизни каторжников, который и с каторжниками, и со зрителем говорит на их языке. Фильм задает вопросы, но не сверлит аудиторию выжидающим взглядом, чтобы ответить на них. На эти вопросы ответов нет.И вот ловля окончена, улов отправляется на рождественские столы, а заключенные отправляются в место, которое за долгие годы почти привыкли называть домом. Один из них улыбается и машет на прощание в камеру — значит, все остается неизменным. Механизм продолжает работать. Все идет по плану.Дарья Рудая - Учебный неигровой фильм - 84Admin

На мелководье

На мелководье

admin Photo
admin
1 месяц
61 Просмотры
0 1
Категория:
Описание:

 

Академия исполнительского искусства (Братислава, Словакия)

The Academy of Performing Arts в Братиславе (Bratislava, Slovakia)

На мелководье (10’)

2021

Словакия

Режиссер: Марек Мушка

Портрет социального пласта – заключенные не акцентированы и скрыты художественным эффектом. Вопросы от автора: считаешь ли дни до окончания срока, ощущаешь ли здесь своё исправление. Жутковато из-за стиля и промерзшего зимнего пейзажа. Бьющиеся выловленные карпы – аллегория персонажам.

In Shallow Water (10’)

2021

Slovakia

Director: Marek Moučka,

A portrait of a social stratum - the prisoners are not in focus. They are hidden by an artistic effect. The author raises questions: do you count the days until the end of your prison term, do you feel that you are improving here? The scenes are creepy because of the film style and the frozen winter landscape. The carps caught up and agonizing are an allegory to the characters.

Рецензия от участника Лаборатории текстов о кино

«На мелководье»: производственное ретро

Просмотр этого фильма равносилен перелистыванию альбома: с методичностью фотографа камера фокусируется на барашках пены, на письме и сигарете в руке, на раскидистых силуэтах деревьев в белом тумане. Когда же на экране появляются набитый рыбой кузовок, рыбацкие сети на темном, пропитанном влагой песке, съемка и вовсе останавливается.

Да, фильм прилежно выдержан в неоретростилистике, долгих экспозициях и ч/б. Только ни одного лица в этом альбоме мы не увидим: все они скрыты «помехами». Заключенные, коим посвящена картина, полностью обезличены, мы не только не знаем, как и почему они попали на каторгу, но и не знаем даже, как они выглядят. Тем не менее они есть и при своей обезличенности гораздо более живые, чем были бы без нее. На пирсе, на фоне леса, у дороги — улыбаясь, загадочно глядя вдаль, позируя, но при этом не появляясь в кадре полноценно.

Иллюзий насчет самоощущения арестантов не питают ни автор фильма, ни сами герои. Картина задает вопросы — такие простые, незатейливые, безо всякой задней мысли и даже без эффекта интервью. Это вопросы о зримом окончании срока, об исправлении, о приоритетах в жизни. И заключенные простодушно отвечают: приоритеты их — семья, любовь. Ответа не находится лишь на один вопрос: «Что такое свобода?»

Рыбины, бьющиеся о стены кузовка, друг об друга. Рыба, бьющаяся о землю — ее лицо тоже скрыто. Части тщательно отлаженного механизма, они за свою недолгую жизнь уже поняли все про дисциплину, про свое место в круговороте жизни (пищевом в том числе). И практически ничего про свободу. И в этом их трагическое сходство с рыбаками.

Остросоциальный документальный сюжет — один день из жизни каторжников, который и с каторжниками, и со зрителем говорит на их языке. Фильм задает вопросы, но не сверлит аудиторию выжидающим взглядом, чтобы ответить на них. На эти вопросы ответов нет.

И вот ловля окончена, улов отправляется на рождественские столы, а заключенные отправляются в место, которое за долгие годы почти привыкли называть домом. Один из них улыбается и машет на прощание в камеру — значит, все остается неизменным. Механизм продолжает работать. Все идет по плану.

Дарья Рудая



Комментарии:

Комментарий
Следующий Автовоспроизведение