За забором (7’40”)2020РоссияРежиссер: Мария Коган-ЛернерДокументальная анимация, основанная на дневнике Татьяны Внукевич-Багдасарьян, до 35 лет жившей в психоневрологическом интернате.Закрытые этажи, тихий час в 25 лет, подъем и отбой по расписанию, зачастую полное отсутствие личных вещей и личного пространства. В целом мир интернатов напоминает смесь тюрьмы с больницей, только люди живущие в них не совершали преступлений и не попадают туда временно, а чаще всего проводят там всю свою жизнь. The Fence (7’40”)2020RussiaDirector: Maria Kogan-LernerDocumentary animation based on the diary of Tatiana Vnukevich-Bagdasaryan, who lived in a mental institution until the age of 35. Imagine locked facilities, mandatory naptime (even if you are 25), waking up and going to bed on schedule, a complete lack of personal belongings and personal space. Mental institutions in Russia resemble a mixture of a prison and a hospital. People living there did not commit any crime, yet they cannot get out and often remain enclosed for their entire lifetime.Рецензия от участника Лаборатории текстов о киноГибридный формат «анимадок» проникает туда, куда документалисты добираются крайне редко. Например, в закрытые учреждения и в скрытые чувства людей. Фильм «За забором» своеобразно освещает старую российскую проблему, озвученную еще доктором Рагиным из «Палаты № 6»: «Раз уж существуют тюрьмы и сумасшедшие дома, то должен же кто-нибудь сидеть в них».Режиссер Мария Коган-Лернер концентрируется на чувствах рассказчицы Тани. Таня говорит простыми предложениями, фактов мало, рефлексия отсутствует. Зато ощущения человека, запертого в больнице, переданы очень наглядно. Грязноватые стены, ставшие фоном, даже с экрана источают запах нашатыря. Шипящий гул, появившийся при диктофонной записи, напоминает о вязкой больничной тишине.Большая удача аниматора — выбор материала, упаковочная проволока, одновременно податливая и твердая. Как ее свернешь, в такой форме она и останется. Таково положение больных, полностью подчиненных порядкам клиники. Так Таня оказалась прикованной к постели, получив чужие лекарства. Так она молча чистит зубы чужой щеткой, ведь решить эту пустяковую проблему некому.Зритель быстро понимает, что Таня — вполне здравомыслящий человек. Несмотря на скудный словарный запас, она способна последовательно выражать мысли и концентрироваться на деталях. В конце мы узнаем, что ее заболевание — физический недуг, не влияющий на ментальное здоровье. Подана эта важная информация в очень небрежной форме, плашкой с текстом: «Ограниченное поражение ЦНС, синдром Ушера, жила в ПНИ». Значение этих слов поймут далеко не все. После устного иллюстрированного рассказа многие примут набор букв за финальные титры и не прочитают.Документалистика вроде «Мама, я убью тебя» говорит о схожих проблемах прямо и в итоге влияет на систему. Тем временем анимадок «За забором» раскрывает тему эмоционально, через визуальные метафоры. Может ли эта форма быть столь же эффективной и должна ли — вопрос открытый. Но мы помним, как закончил доктор Рагин, который предпочитал осмыслять, а не действовать.Толя Зайков  - Анимационный дебют - 105Admin

За забором

За забором

admin Photo
admin
1 месяц
147 Просмотры
0 0
Категория:
Описание:

 

За забором (7’40”)

2020

Россия

Режиссер: Мария Коган-Лернер

Документальная анимация, основанная на дневнике Татьяны Внукевич-Багдасарьян, до 35 лет жившей в психоневрологическом интернате.

Закрытые этажи, тихий час в 25 лет, подъем и отбой по расписанию, зачастую полное отсутствие личных вещей и личного пространства. В целом мир интернатов напоминает смесь тюрьмы с больницей, только люди живущие в них не совершали преступлений и не попадают туда временно, а чаще всего проводят там всю свою жизнь.

 

The Fence (7’40”)

2020

Russia

Director: Maria Kogan-Lerner

Documentary animation based on the diary of Tatiana Vnukevich-Bagdasaryan, who lived in a mental institution until the age of 35. Imagine locked facilities, mandatory naptime (even if you are 25), waking up and going to bed on schedule, a complete lack of personal belongings and personal space. Mental institutions in Russia resemble a mixture of a prison and a hospital. People living there did not commit any crime, yet they cannot get out and often remain enclosed for their entire lifetime.

Рецензия от участника Лаборатории текстов о кино

Гибридный формат «анимадок» проникает туда, куда документалисты добираются крайне редко. Например, в закрытые учреждения и в скрытые чувства людей. Фильм «За забором» своеобразно освещает старую российскую проблему, озвученную еще доктором Рагиным из «Палаты № 6»: «Раз уж существуют тюрьмы и сумасшедшие дома, то должен же кто-нибудь сидеть в них».

Режиссер Мария Коган-Лернер концентрируется на чувствах рассказчицы Тани. Таня говорит простыми предложениями, фактов мало, рефлексия отсутствует. Зато ощущения человека, запертого в больнице, переданы очень наглядно. Грязноватые стены, ставшие фоном, даже с экрана источают запах нашатыря. Шипящий гул, появившийся при диктофонной записи, напоминает о вязкой больничной тишине.

Большая удача аниматора — выбор материала, упаковочная проволока, одновременно податливая и твердая. Как ее свернешь, в такой форме она и останется. Таково положение больных, полностью подчиненных порядкам клиники. Так Таня оказалась прикованной к постели, получив чужие лекарства. Так она молча чистит зубы чужой щеткой, ведь решить эту пустяковую проблему некому.

Зритель быстро понимает, что Таня — вполне здравомыслящий человек. Несмотря на скудный словарный запас, она способна последовательно выражать мысли и концентрироваться на деталях. В конце мы узнаем, что ее заболевание — физический недуг, не влияющий на ментальное здоровье. Подана эта важная информация в очень небрежной форме, плашкой с текстом: «Ограниченное поражение ЦНС, синдром Ушера, жила в ПНИ». Значение этих слов поймут далеко не все. После устного иллюстрированного рассказа многие примут набор букв за финальные титры и не прочитают.

Документалистика вроде «Мама, я убью тебя» говорит о схожих проблемах прямо и в итоге влияет на систему. Тем временем анимадок «За забором» раскрывает тему эмоционально, через визуальные метафоры. Может ли эта форма быть столь же эффективной и должна ли — вопрос открытый. Но мы помним, как закончил доктор Рагин, который предпочитал осмыслять, а не действовать.

Толя Зайков




 



Комментарии:

Комментарий
Следующий Автовоспроизведение